Воскресенье, 21.10.2018, 07:13
Главная Регистрация RSS
Приветствую Вас, Гость
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

 

Поиск

 


Вход на сайт
Block title
«  Октябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
RSS

Значимое исторические события для региона было в XVI–XVII в. в., период создания «Белгородской засечной черты». Белгородская черта – название оборонительной линии, созданной Российским государством в 17 веке для защиты своих юго-западных границ от татарских и ногайских вторжений.

В 2017 году по поручению губернатора Белгородской области департаментом внутренней и кадровой политики был разработан областной межведомственный проект сроком на 2017–2019 годы по созданию культурно-исторического кластера «Белгородская черта». Одной из главных задач проекта является создание образовательной и туристической инфраструктуры на основе сохранившихся объектов Белгородской черты – валов, рвов, городков, дубов и шляхов.

Белгоро́дская засе́чная (защи́тная) черта́  — укреплённая линия (засечная черта) на южных рубежах Русского царства, создана в середине XVII века[1].

Служила для защиты от набегов крымских татар, ногайцев, литовцев, черкас.

В комплекс сооружений засечной черты входили остроги (города-крепости), различные инженерные сооружения, естественные природные препятствия (болота, леса, реки). Административное и военное управление оборонительной линией располагалось в Белгороде. Утратила своё военное значение после строительства Украинской линии.

История строительства

С целью защиты южных рубежей Московской Руси, помимо строительства городов-крепостей, в 1571 году реорганизуется сторожевая служба. В начале XVII века начинается сооружение Белгородской засечной черты, а с 1635 года, после обострения отношений с Крымским ханством часть черты была восстановлена — за рекой Окой. Помимо этого в конце 1630 года началось, а к концу 1640-х годов закончилось строительство новой части черты. Среди новых объектов — 18 городов-крепостей и 2 укреплённых района с системой острожков, валов, рвов и засек в Комарицкой волости под Севском и в Лебедянском уезде. В пределах Липецкой области в состав Белгородской засечной черты входили небольшие крепости: Сокольск (в северной части Липецка), Добрый (Доброе), Усмань, Демшинск, а также многие сёла.

В годы создания Засечной черты, расположенные на ней города и остроги (крепости) населялись, в основном, казаками. Это были так называемые «городовые казаки» — служилые люди, нанятые государством, в отличие от казаков вольных, которые были в то время практически разбойниками[источник не указан 1312 дней] («беглые воры»). С построением городов и острогов вокруг одновременно возникали пригородные слободы, села и деревни. Они заселялись служилыми людьми из различных районов Московского государства. Служилыми людьми из г. Хотмыжска, в котором были поселены в 1650 г. казаки, стрельцы, пушкари были основаны слободы на Ворскле — Стрелецкая, Казацкая, Пушкарная, сохранившие свои названия до наших дней. В г. Новый Оскол в 1649 г. были переведены 200 семей казаков из Ельца. Болховец заселен в 1648 г. переселенцами из Карачаева. В 1651 г. количество казаков в городах и уездах на Белгородской черте составляло: Хотмыжск — 291; Карпов — 208; Белгород — 179; Короча — 140; Яблонов — 281; Царев-Алексеев — 481 и т. д.

Во второй половине XVII века, после создания Слободских казацких полков — Острогожского, Ахтырского, Харьковского, Изюмского, Сумского, Балаклейского и Змиевского, многие крепости Белгородской черты (Острогожск, Землянск, Новый Оскол, Урыв, Усерд, Ливны, Коротояк, Ахтырка, Изюм, Сумы, Валуйки и т. д.,) оказались под их управлением. Однако, гарнизоны крепостей в состав новосозданных полков не вошли, а продолжали подчиняться царским воеводам. Попытки слободских полковников записывать к себе в казаки московских служилых людей (стрельцов, пушкарей, городовых казаков, «детей боярских») немедленно пресекались.

Сохранность

По данным на 1957 год, вал хорошо сохранился между Болховцом и Карповым. В середине XX века остатки его можно было видеть в Старом городе и Белгороде на южной стороне по Везельской улице и далее он хорошо был виден около села Мясоедово, выше Дальней Игуменки, вблизи города Короча[4].

В 1648—1654 годах линия была продолжена от Нижнего Ломова до Симбирска. В районе Козлова (Мичуринск) Белгородская черта соединялась с Симбирской чертой.[5]

В Липецкой области от укреплений Белгородской черты остался Усманский земляной вал.

Малой точкой на карте России это селение стало зарождаться на границе с Диким полем тогда, когда Русское государство в XVI–XVII веках построило засечную черту и крепости Белгород, Оскол, Валуйки, пресекающие пути набегов на Русь крымских и ногайских татар. Служивым людям Валуйской крепости за ее стенами в степи давались земли для сенокосов, выпаса скота, рыбной ловли. Жить вне крепости было опасно, но самые отчаянные и отважные жильем в степи, поначалу в пастушьих стоянках, обзаводились-таки. Одним из таких селений была Выш­няя Ураевка (нынешняя Вейделевка). Если нынче встретишь среди вейделевских людей смелых, рисковых в борьбе за удачу, можешь считать эти черты в некотором роде наследными.

Оттуда, пожалуй, и первые предприниматели. Когда защита крепостей стала надежной, а границы Руси расширились к югу, начался энергичный захват и скупка земель для перепродажи дворянам, помещикам центральной России. В архивах сохранились фамилии первых владельцев земли – Старовы, Карагодины, Куликовы. Эти фамилии среди вейделевцев и сегодня не редкость.

В 1747 году в актах о покупке земель значился генерал-майор Родион Кондратьевич Вейдель. Значились там и земли Вышней Ураевки. Р. К. Вейдель – выходец из немецких прибалтийских дворян. Служил и прославился при осаде Очакова, где командовал кавалерийскими полками и дивизией. Женившись на дочери белгородского вице-губернатора Богдана Пассека, получил хорошее приданое. Земель было скуплено много, но мало работников в Вышней Ураевке – всего 25 душ. Тесть выручил зятя.

В Белгородскую губернию переселялось с Украины много «черкас», теснимых польскими панами и безземельем. Большую группу черкас с семьями, собравшихся в селе Разумное, Пассек отправил на проживание на земли зятя. Как не крепостные, а «подданные», они на некоторое время освобождались от всех платежей и налогов и даже получали помощь на обзаведение хозяйством от помещика. Поселения звали слободами. Когда хозяин обустроил усадьбу, была воздвигнута церковь в честь Смоленской Божьей Матери Одигитрии (Путеводительницы), особо чтимой в семье Пассеков. 13 февраля (по старому стилю) 1748 года игумен Валуйского Успенского Николаевского мужского монастыря освятил новую церковь, и слобода стала именоваться по фамилии владельца – Вейделевка.

Говорок новопоселенцев был по преимуществу украинским (хохлацким), что и нынче в Вейделевке услышишь, особенно в неслужебном обращении. Перекликаются с теми и многие нынешние фамилии. Черкасы проявили себя истовыми земледелами. Распахивая степную землю, сеяли «жито», заводили скотину. Очень пригодились волы серой украинской породы. Они славились силой, выносливостью, неприхотливостью в еде и были предметом неплохого торга с другими волостными уездами. Нетронутая природа степи изобиловала всевозможной дичью и рыбой.

У Родиона Кондратьевича и Анастасии Богдановны Вейдель родились две дочери – Анна и Мария. Когда их мать умерла, отец отправил обеих в Петербург на обучение при императорском дворе. Скоро обе вышли замуж. Анна – за графа Чернышова, Мария – за графа Панина.

В 1781 году в слободе Вейделевка Валуйского уезда числилось восемь дворов крепостных крестьян с 25 мужчинами-работниками и 39 женщинами. В 246 дворах подданных проживали 1130 мужчин и 1120 женщин. Так из бывшей пастушьей деревеньки Вышняя Ураевка образовалась большая слобода Вейделевка.

В 1765 году указом Екатерины II «подданным» черкасам запрещено было уходить от своих господ, а в 1784 году вдогон первому еще одним указом императрицы украинские поселенцы были окончательно сделаны крепостными. Стремление свободно завладеть землей или хотя бы выкупить ее у бар стало голубой мечтой вейделевских крестьян. Больше того, на протяжении двух с лишним веков крестьянские бунты жестко подавлялись вооруженной силой, сечей плетьми. Вейделевка вместе с пахарями переходила во владение то к Чернышовым, то к Паниным, которые, опасаясь самих крестьян, перепоручали имение наместникам, пребывая в «парижах». Известия о бунтах доходили даже до Санкт-Петербурга и до шефа жандармов Бенкендорфа. И по его указанию в Вейделевке был оставлен эскадрон драгун на случай…

Не порадовал вейделевцев 1861 год с его отменой крепостного права. Граф Виктор Панин воспользовался правом выдавать дарственным наделом крестьянину 0,8 десятины земли (это 0,72 гектара). Но разве прокормиться крестьянину, как правило, многодетному, с такого «подарка»? Многие, воспользовавшись объявленной «свободой», ушли в поисках лучшей доли на Дон, Кубань, за Урал.

Интересный момент. В прошлом, 2012 году в Вейделевку приезжал Кубанский хор. Вейделевцы, услышав в исполнении хора песни своего края, быстро сообразили что к чему. Разные песни, ушедшие вместе с их исполнителями после 1861 года на Кубань, подобно бумерангу возвратились на место рождения. Такое не может не впечатлить.

А тогда управление имением из-за отсутствия подобающего почитания к графу Виктору Панину со стороны вейделевцев было перенесено в Старый Хутор. Грамотные агрономы и управляющие сделали хозяйство образцовым. Конный завод со скакунами, побеждавшими на императорских скачках. Овцы тонкорунной шерсти, скупаемой иностранными купцами для фабрик одежды. Имение стало называться Викторовым Полем, а позже Викторополем.

После смерти Виктора Панина в Ницце в 1874 году в наследницах имения оказались три графини – Наталья, ее невестка Анастасия и внучка Софья Панина, которой было в ту пору три года. При управляющем П. Кошани имение признавалось одним из лучших в России. Так было у господ, живущих по заграницам.

Крестьяне же переживали ужаснейшие годы засух, голодовок, пожаров, смертоносных болезней и эпидемий. Нищенство светило едва не каждому крестьянскому двору.

Появление земств несколько обновило формы кажущегося беспросветным существования вейделевских крестьян. Прокладка дорог Валуйки – Елец и Харьков – Балашов (через Валуйки же) повлияла на превращение кресть­янских хозяйств в товарные. Реализация подсолнечника и заимствование маслобойки из Алексеевской слободы, где она придумана была народным умельцем Даниилом Бокаревым для получения масла («олии»), немало помогли вейделевцам добывать хоть какие-то деньги. Вейделевцы стали выращивать «ганус» – анис, за которым стали охотиться даже парфюмеры Парижа. Прибыльной была и «коляндра» (кориандр). Вошли в обращение паровые и конные молотилки, плуги и сеялки.

Валуйское уездное земство стало содействовать развитию какого-никакого просвещения, здравоохранения, ветеринарии. Оживилась дорога в Валуйки, где железнодорожный узел осуществлял транспортировку хлеба, подсолнечного масла, скота в крупные города и порты. Крестьянам, конечно, трудно было тягаться с господским промыслом. В имении графинь Паниных хозяйство организовывалось учеными специалистами И. Я. Столяровым, В. С. Коганом и было высокодоходным. Но условия для работающих у них крестьян были тяжелыми и голодными. Стихийные протесты с их стороны не утихали. Поджоги и хищения с барских полей редкостью не были.

Наиболее яркой из управительниц имения была, пожалуй, графиня Софья Владимировна Панина. Она получила блестящее образование в Екатерининском институте благородных девиц и на Бестужевских женских курсах, занималась благотворительностью, общественной деятельностью, помогла местному земству, предложив свои средства на строительство больницы (180 тысяч рублей золотом). Это было каменное здание, спроектированное и построенное приглашенными специалистами. Позже была построена тут для лечения туберкулезных больных кумысолечебница с двадцатью кобылами. Больница стала лучшей во всей Воронежской губернии. Здесь работали два врача, три фельд­шера-акушера.

Дважды графиня продавала земли крестьянам под проценты крестьянского банка (8 процентов). Земство организовывало выставки-продажи новой сельхозтехники, открывались консультационные пункты. Вейделевцам запомнился отличный и всезнающий земский агроном Н. Н. Барановский. В 1909 году в Вейделевке по инициативе священника Ф. С. Алферова открылось кредитное общество, а затем и общество потребительское – по инициативе В. Г. Накостника.

В 1908 году по проекту В. В. Докучаева при помощи графини С. В. Паниной под Викторополем была открыта Степная биологическая станция Петербургского общества естествоиспытателей, а в 1914-м – Опытная станция, существовавшая и в советское время, ставшая ядром образованного в Вейделевке института подсолнечника.

Дальше были социалистическая революция, опустошительная Гражданская война, бурный восстановительный период. 50 тысяч десятин бывших в волости помещичьих земель перешли в руки крестьян для обустройства новой жизни. Стремительно возрождалась слобода. Пришла бурная коллективизация сельского хозяйства. Затем – Великая Отечественная война…
На этом я должен прервать даже сокращенный пересказ доклада заместителя главы администрации Вейделевского района Николая Федоровича Киселя – туго с газетной площадью. Этим историком по образованию и складу души за многие годы, помимо интенсивной должностной деятельности, собран богатейший фактический материал о жизни слободы от ее первого до нынешнего дня. Собранное, по-видимому, стоит особого печатного издания.

Ограничусь поочередным перечислением особо ярких моментов из дальнейшей жизни Вейделевки.

Столыпинскую аграрную реформу здесь встретили враждебно. На хутора и отруба с трудом было переселено лишь два процента крестьян.

Революция 1905–1907 годов вызвала в Вейделевке и волости энергичное крестьянское движение. На подавление волнений были брошены отряды казаков и полиция.

Весной 1918 года ее заняли войска Деникина. Но в декабре мощным устрашающим ударом Первой Конной армии они были выбиты и панически бежали. 14 декабря 1919 года на центральной площади Вейделевки состоялся митинг жителей и красноармейцев, на котором выступил легендарный командарм Семен Михайлович Буденный. Слободу Кон­армия покидала, пополнившись сотней бойцов-вейделевцев.

В 1936 году в Вейделевке было три с половиной тысячи жителей, МТС, вальцовая мельница, типография, хлебопекарня. Электроэнергию получали от мельницы. В поселке было 680 световых точек, телефонная станция на 50 номеров, 180 радиоточек, средняя школа на 395 учащихся, больница на 40 коек, кинотеатр на 220 мест.

В Великую Отечественную войну поселку и району нанесен был огромный ущерб. На фронт ушли восемь тысяч человек, вернулись – около пяти тысяч. Поселок провожал на фронт 657 человек, погибли 422.
В 1973 году Вейделевский район был награжден Почетным Красным знаменем ЦК КПСС, Совета Министров СССР, ­ЦК ВЛКСМ и ВЦСПС как победитель Всесоюзного социалистического соревнования. Большая группа вейделевцев получила высокие государственные награды.

На вейделевском опытном поле 40 лет жил и работал самобытный (институтов не кончал) селекционер Константин Иванович Прохоров. Сорта подсолнечника, созданные им, уникальны на всей планете. Они рекордны по содержанию масла в семечке, но еще и совершенно несравнимы были со всеми другими по долголетию. Многие сорта Прохорова легли в основу, дав «кровь» лучшим современным подсолнечным гибридам. Один из них – «Зеленка-368» – Прохоров назвал по номеру дивизии, в составе которой воевал.

Вейделевка дала много талантливых людей отечественной науке, кораблестроению, оборонной промышленности, культуре.

Такова эта точка на карте необъятной страны нашей. Она, как говорил один вейделевский руководитель, как тысячи таких же малых селений, веками больше отдавала, чем брала, больше страдала, чем богатела, больше трудилась, чем отдыхала, удовлетворялась своей скромной, но благородной хлеборобской миссией. И всегда помнила, что живет и работает во имя великой Родины, великого своего народа.
Вейделевку давно и по праву считают в области едва не крае­ведческой Меккой. На проводимые здесь научно-практические конференции за честь для себя почитают приезжать ученые, археологи, историки и краеведы не только Белгородчины. Краеведческой работе уделяли первостепенное внимание все поколения руководителей района, в том числе и нынешний глава администрации Вейделевского района Анатолий Васильевич Тарасенко, пришедший не только поприветствовать научно-практическую конференцию, но и поучаствовать в ее работе.

Конференция, надо сказать, хорошо «срежиссирована» администрацией и краеведческим музеем, возглавляемым Мариной Михайловной Ушатовой (музей заслуженно считается одним из лучших в области). Полнейший, обстоятельнейший доклад Н. Ф. Киселя был опуб­ликован накануне в восьми номерах районной газеты «Пламя». Так что участники конференции пришли вполне подготовленными.

Интересными были все выступления. Каждый обращал взгляд в прошлое в соответствии со своим профилем: протоиерей, настоятель Покровского храма Виталий Иванович Миршавка, историк-краевед, учитель Дегтяренской школы Сергей Владимирович Соколов, член Союза журналистов России Петр Акимович Карагодин, сотрудница краеведческого музея Наталья Юрьевна Беридзе, заместитель начальника ОМВД России по Вейделевскому району Александр Владиславович Лепетюх, председатель правления районного потребительского общества Сергей Анатольевич Тарасенко, начальник управления образования Валентина Сергеевна Решетникова, учитель истории и обществознания средней школы Викторина Васильевна Калиберная, начальник управления культуры администрации района Валентина Георгиевна Шурховецкая, корреспондент райгазеты «Пламя» Людмила Борисовна Куликова. Каждый в кратком пяти–шестиминутном выступлении давал максимум информации. Конференция уложилась в два часа ровно, как и задумывалось организаторами.
Важная деталь: обычно док­лады и сообщения подобных конференций издаются нехит­рой книжицей, состоящей из фактов и только фактов жизни. Место их – рядом с учебниками истории, особенно новыми, где случаются подчас неожиданные «реприманды» в толковании событий. Конъюнктурщикам только и остается что густо покраснеть и устыдиться.

В Вейделевском районе историческая память всегда ставится на первое место. И это правильно. Историческая память сохраняет вейделевцев как народ.

 

 

 
Конкурс 'Лучшая проектная идея - 2016' Президентская программа Сайт Президента РФ БелКульт
Министерство культуры Российской Федерации Год Российского кино  Губернатор и Правительство Белгородской области Всероссийская акция «Стоп ВИЧ/СПИД»  
Белгородский Бессмертный полк ГосУслуги Диорамма Прохоровское поле
Культура РФ Результаты независимой оценки качества оказания услуг организациями Управление культуры администрации муниципального района «Вейделевский район» Белгородской области Администрация Вейделевка